Обратная связь

Обратная связь

Ваше сообщение было успешно отправлено

Здание Старой Аптеки входит в ансамбль зданий Приказа общественного признания. Ансамбль зданий начал строиться по инициативе губернатора Петра Гавриловича Лазарева, который отвел место между Большой улицей и Георгиевской церковью для строительства заведений Приказа (народного училища, либо больницы). Георгиевская церковь предназначалась быть приходским храмом для заведений.

Строительство ансамбля из главного корпуса и трех флигелей началось в начале 1789 г. под присмотром приглашенного П.Г. Лазаревым из Москвы архитектора Протаса Ивановича Козлова, ученика знаменитого зодчего М.Ф. Казакова. Для выделки кирпича был построен казенный кирпичный завод в Гончарах.

Строительство началось с постройки трех флигелей. К осени 1789 г. был выстроен нижний каменный этаж флигеля, к осени 1790 г. — второй деревянный этаж, вставлены окна и сделаны двери и потолки.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7

Весной и летом 1791 г. кровля флигеля была покрыта железом, здание оштукатурено, а к ноябрю 1791 г. расписаны потолки, стены и печи. Одновременно велась постройка главного корпуса ансамбля. В 1793 г. во флигель была куплена и привезена из Москвы мебель. В 1794 г. к флигелю по проекту архитектора А. Вершинского были пристроены «полуциркульное крыльцо» и деревянная галерея.

В мае 1797 г., не успев отделать главный корпус, губернатор П.Г. Лазарев покинул г. Владимир.

Преемник П.Г. Лазарева губернатор Павел Степанович Рунич получил в декабре 1797 г. от императора Павла Iразрешение передать все постройки Приказа в казенное ведомство для жительства губернатору. Приказ общественного призрения был вынужден для Главного народного училища купить в 1798 г. дом у купца Паркова, а для больницы (Инвалидного дома) построить в 1802 г. здание за Нижегородской заставой.

Преемник П.С. Рунича князь Иван Михайлович Долгоруков вступил в должность Владимирского губернатора в 1802 г.

22 апреля 1804 г. он направил первому министру внутренних дел Российской империи графу Виктору Павловичу Кочубею письмо:

«…Прежде нежели приведен был к окончанию существующий ныне во Владимире губернаторский дом, построен был на время другой небольшой каменный флигель с деревянным наверху этажом, который с того времени как губернатор имеет жительство в новом, оставлен впусте и только считается в числе казенных строений. Он не только не приносит казне никакой выгоды (так как и казенная палата в ответ на запрос мой ответствовала, что он для нее ни на что не надобен), но даже и употребления из него для жительства кому-нибудь сделать невозможно, потому что находясь на одном дворе с новым губернаторским домом, он составляет только как бы отдельный флигель и не имеет ни кухни, ни служб, ниже каких-либо необходимых к полному дому принадлежностей. Таковое его состояние, в котором он в скором времени, конечно, придет в совершенное повреждение без малейшей для казны пользы, подало мне смелость представить на благорассмотрение Вашего Сиятельства следующее:

Жители Владимира претерпевают крайнюю нужду в том, что за неимением здесь хорошей аптеки лишаются они самонужнейших способ[ов] к излечению нередко случающихся болезней. Невыгода сия, столь ощутительная и с толиким вредом сопровожденная, распространяется и на все уездные города Владимирской губернии, в коих лекаря принуждены будучи довольствоваться лекарствами, получаемыми из губернского города, не могут иметь средств с пользой употреблять знания свои и искусство. Хотя же во Владимире и есть аптека, но как оной управляет вольная содержательница, которая естественно не столь в попечениях о доброте лекарств, сколько о получаемом ею от продажи оных прибытке, тем более что кроме сей аптеки во всей губернии нигде оных застать не можно, то и лекарства сии отпускаются по большей части не одинаковой и не настоящей доброты, да и те продают за цену весьма неумеренную, отчего от обывателей, требующих врачевства, бывает ропот и правильная досада. (Сверх того самый дом аптеки, будучи весь деревянный и окружен со всех сторон деревянным же строением, подвергается всегда опасности от пожара, в каковом несчастном случае отняты будут и последние средства к вспомоществованию страждущим в болезнях).

Приказ общественного призрения… давно желал прекратить уже сие неудобство содержанием аптеки от себя, но не имея для того готового и приличного дома, не мог произвести сего в действо, ибо потребовалась бы на то новая сумма, которая за многими же его издержками на разные общественные заведения не соответствовала бы настоящим его доходам.

Поелику же ныне казенные строения препоручены непосредственному ведомству начальников губерний, то я не желаю с одной стороны, чтобы упомянутый дом погиб безо всякой для казны пользы и употребления, а с другой, ища содействовать к столь человеколюбивому и общественному намерению, всепокорнейше прошу Ваше Сиятельство исходатайствовать позволение, отдать его Приказу в полное его распоряжение, исключив навсегда из числа строений казенных, в коем случае Приказ в скором времени постарался бы приискать от себя знающего и искусного аптекаря и, отделив его от губернаторского дома, построил бы на свой счет при нем маленькую каменную лабораторию (к чему сей дом единственно способен, не имея ни кухни ни сараев и прочих принадлежностей, в которых аптека не имеет никакой нужды). Через таковое приобретение Приказ общественного призрения не только доставил бы городу способ получать дешевые и добрые лекарства… но и получил бы прибыль…» (Ф.14. Оп.1. Д.398. Л.1-2).

По ходатайству В.П. Кочубея император Александр Iрескриптом от 24 июня 1804 г. разрешил открыть в казенном флигеле аптеку: «Господину тайному советнику Владимирскому гражданскому губернатору князю Долгорукову. Министр внутренних дел донес мне по представлению вашему о состоящем во Владимире при губернаторском доме флигеле, который до построения существующего ныне дома, быв выстроен на время для жительства губернатора, ныне по положению своему на дворе и по недостатку служб ни к какому употреблению неспособен. Находя основательным предположение ваше о заведении аптеки, повелеваю означенный флигель как ненужный в никакое для казны употребление, исключив из ведомства ее, согласно предположению вашему обратить в приказ общественного призрения для заведения в оном аптеки. В Санкт-Петербурге июня 24 дня 1804 года. Александр» (Ф.789. Оп.1. Д.60. Л.4).

9 июля 1804 г. губернатор И.М. Долгоруков получил рескрипт императора, а 12 июля направил его в Приказ общественного призрения и в Казенную палату.

15 июля 1804 г. Приказ общественного призрения в заседании постановил: «флигель отделить от Губернаторского дома и построить лабораторию, губернскому архитектору предписать, чтоб он сделал всему тому подлежащую смету во что именно: перегородка, а равно и постройка лаборатории, и приведение внутреннего состояния дома в исправность, стоить будет. Лекарю при Инвалидном доме сделать список всем инструментам, нужным для составления при той аптеке хирургического кабинета, и представить для апробации инспектору врачебной управы». Также Приказ постановил просить губернатора о ходатайстве перед министром внутренних дел о присылке из экспедиции Государственной медицинской управы казенного аптекаря, однако в ответ на обращение И.М. Долгорукова министр дал ответ, что свободного аптекаря в экспедиции не имеется.

7 сентября 1804 г. Приказ опубликовал в газетах извещение о вакансии аптекаря. Явился аптекарь Христофор Калкау, бывший содержатель партикулярной (частной) аптеки в Москве на Тверской улице. Он представил данное ему из Московской медицинской конторы свидетельство, и с ним заключен был контракт, положено жалованье 1000 руб. в год, и Аптека ему отдана со всеми принадлежностями и ботаническим садом. Калкау приступил к отправлению должности с 1 января 1805 г. Кроме аптекаря в штат аптеки был нанят гезель (помощник) — кандидат фармации Петр Даниель с оплатой 450 руб. в год.

Губернский архитектор Алексей Никитич Вершинский в ноябре-декабре 1804 г. составил проект перепланировки флигеля под Аптеку и смету.

Согласно смете в нижнем этаже в большой зале флигеля камин надлежало переделать в печь, а находящуюся рядом печь – в небольшой очаг, «в зале, где положено быть аптеке – сделать стол в подобие комода с двух сторон с 54 ящиками длиной в 4 ½ аршина шириной и вышиной в 1 ½ аршина, стол для аптекаря на обе стороны с 24 ящиками, 3 шкафа к надворной стене между окон внизу с 22 ящиками, а сверху о 8 полках, против 2 окон [шкаф] о 12 ящиках… два корпуса к задней стенке, каждый из 3 шкафов, в коем внизу 8 ящиков и полками. Залу разделить отгородками с дверью для приходящих. В верхнем этаже в материальной большой комнате вокруг по стенам — сделать ящики в 2 яруса и 4 шкафа для ядовитых медикаментов со стекольчатыми дверьми. На чердаке — настлать пол для сушки трав и сделать оконницы в 4-х слуховых в кровле окнах…».

С купцом Иваном Ивановичем Ананьиным был заключен контракт на изготовление специальных шкафов с ящиками для лекарств «вышиной наравне с окнами, наружи из ольхового дерева, окрашенных немецкой мумией», а также столов с ящиками разной величины.

В июне 1805 г. была выстроена каменная лаборатория с горном. На постройку лаборатории Приказ употребил 2682 руб. 31 коп., на покупку в Москве материалов и медикаментов 7000 р. 81 коп.

18 августа 1805 г. И.М. Долгоруков сообщил во Владимирскую врачебную управу, что «заводимая от Приказа аптека приближается к своему открытию», для нее уже куплено материалов на 6500 рублей и просил управу проверить количество и качество.

12 сентября 1805 г. губернатор циркулярно уведомил городничих для объявления «господам лекарям, и вольно практикующим в городах господам помещикам» и населению об открытии во Владимире казенной аптеки, из которой можно выписать «самые лучшие и самые свежие медикаменты».

21 сентября И.М. Долгоруков писал министру внутренних дел: «Сентября 15 дня аптека сия открыта, и продажа медикаментов в ней производится, о чем Вашему Сиятельству донести честь имею».

10 ноября 1805 г. в журнале Приказа общественного призрения записано: «Аптека открыта 15 сентября, и продажа в оной лекарств начало свое восприяло. Закуплено материалов посуды и медикаментов на 6509 рублей 64 коп., однако отпущено Приказом 6500 рублей. Итого лишних 9 рублей 64 коп. и сам Калкау из своих собственных денег израсходовал на разные пробки, банки, три чугунных котла со ступкой, ситы, пузыри, бочки, короба, травы, ножи и прочие надобности с провозом 164 руб. 61 коп., за провоз от Мальцева стеклянной посуды 20 руб., за два воза песку, за свечи… итого 197 руб. 91 коп. Подарено Аптеке и доставлено господами содержателями заводов железного Андреем Баташовым железных вещей на 503 рубля и стеклянного Николаем Мальцевым из зеленого и белого стекла посуды всего 6752 судна на 750 руб. 50 коп.

Приказ снабжал Аптеку дровами, углем, вином и постным маслом. Здание охраняли ратники из гарнизонной команды. Аптекарь продавал по рецептам медикаменты, которые записывал в рецептурную книгу, выданную из врачебной управы за шнуром и печатью. Без рецептов продавались: магнезия, курительные порошки, унгарская водка, разные духи, цветки ромашки и бузины и прочее. Книги и вырученные от продажи деньги аптекарь был обязан представлять в Приказ через каждые три месяца.

Согласно составленной 5 сентября 1806 г. дворянским заседателем Приказа Л.Г. Щепочкиным описи аптеки и лаборатории, в здании находилось:

1. Зал для аптеки: «стол для весов о 54-х ящиках с обоих сторон с железными скобками», «стол для провизора о 24 ящиках с железными скобками», 12 шкафов с ящиками и латинскими надписями, 2 голландских печи, одна люстра хрустальная, резная деревянная крашенная ширма, 3 окошка с двойными рамами и 2 двери с медными замками и задвижками.

2. Медикаментная: 4 шкафа для хранения ядовитых медикаментов со стеклами и замками, под ними подставы с полками, между окон 3 шкафчика с полками, 8 шкафов по стенам с полками, «под ними лавочки с закраинами для поклажи трав», 2 окошка и 2 двери.

3. Материальная: 9 шкафов с 300 ящиками, 2 окошка, 1 печь голландская и 1 дверь.

4. Конториум: 1 очаг для варки трав.

5. Комната для жительства гезеля: 2 окна и 1 печь.

6. Прихожая: 2 окошка и 2 двери.

7. Верхний этаж, где живет аптекарь: 3 печи голландских, 14 окон и 2 балконных двери.

В черновике письма директора народных училищ Владимирской губернии А.А. Цветаева к губернатору И.М. Долгорукову от 18 ноября 1806 г. сообщается: «флигель, отделенный от губернаторского дома под Аптеку… в вышеупомянутом флигеле жили два губернатора, первый еще во время бытности генерал-губернатора…, а второй перед переходом своим из того флигеля в главный корпус… получил на окончательную отделку оного 8000 рублей» (Ф.449. Оп.3. Д.3. Л.68).

28 февраля 1809 г. Приказ постановил ввиду больших расходов на содержание аптеки «отдать ее с платежом процентов за 16 тысяч рублей в 5-летнее содержание аптекарю, который выгоднейшие предложит кондиции».

6 мая 1809 г. в газетах было объявлено о вызове желающего взять аптеку в аренду аптекаря. Однако еще до наступления торгов в Приказ явился приехавший из Москвы аптекарь Иван Штрейтер со свидетельством из Смоленской врачебной управы, где он в г. Вязьме содержал вольную аптеку с 6 января 1806 г. по 17 сентября 1807 г. «в соблюдении всех правил Аптекарского устава».

5 августа 1809 г. Приказ постановил отдать Аптеку в 4-хгодовую аренду Ивану Штрейтеру за 16 тысяч рублей со всей посудой и инструментами и «садом ботаническим, называемым Фитовой сад», что и было сделано с 1 октября 1809 г., когда истек срок контракта с Х. Калкау.

В 1810 г. в Аптеке была переделана «светлая дверь» на круглый балкон, построены конюшня и сарай, а вся территория обнесена забором и палисадом.

Вскоре аптека перешла в частное ведение. В 1835 г. аптекой и землей под домом 325 кв. сажен владел аптекарь Андрей Антонович Попке.

В начале 1840-х гг. аптеку, пострадавшую от пожара 1839 г., приобрел Самуил Иванович Бренейзен. Он окончил курс наук в Дерптском университете, и 25 января 1839 г. был утвержден Императорским Московским университетом в звании провизора.

14 мая 1842 г. Губернская строительная и дорожная комиссия разрешила аптекарю Владимирской вольной аптеки Самуилу Бренейзену выстроить вновь деревянную на каменном этаже пристройку к зданию Аптеки (окончено в июне 1844 г.), а 28 апреля 1848 г. — выстроить при его доме ворота «в параллель стены дома, обращенной на север, так что один столб ворот будет примыкать к дому».

Согласно формулярному списку о службе С.И. Бренейзена, в 1846 г. он был избран почетным членом Владимирского Попечительства о детских приютах и бесплатно поставлял лекарства в учрежденный в 1844 г. Александринский детский приют, за что заслужил искреннюю благодарность императрицы. В 1855 г. С.И. Бренейзену объявлена признательность Министра внутренних дел за благотворительность и «за содержание Вольной Аптеки в отличном благоустройстве».

В «Обывательской книге г. Владимира» за 1842 г. значится дом Самуила Ивановича Бренейзена — «дом в два этажа исключая подвального, нижний каменный, а верхний деревянный, окон по улице 15, 3 окна с северной стороны и парадная. Флигель, лаборатория и каретный сарай».

В 1861 г. аптекарь С.И. Бренейзен умер. 19 января 1862 г. его вдова Анастасия Федоровна Бренейзен продала Старую Владимирскую аптеку аптекарю Ивану Михайловичу Яману.

Согласно его формулярному списку о службе за 1862 г. И.М. Яман родился в 1832 году и происходил из мещан, лютеранского исповедания. В 1853 г. по экзамену Советом Императорского Московского университета удостоен звания аптекарского помощника и определен на службу по его прошению управляющим аптекой в один из военно-временных госпиталей в Придунайских княжествах. За сбор туземных лекарственных растений и изготовление из них лекарственных препаратов, 11 апреля 1856 г. ему объявлена признательность Военного Министра. 20 марта 1858 по экзамену Совета Императорского Дерптского университета удостоен звания провизора с отличием. С 1 июля 1859 по 1 ноября 1861 гг. был содержателем Вольной Аптеки в местечке Обер-Пален Лифляндской губернии.

В 1873 г. аптекарю Старой Владимирской аптеки Яману принадлежал в Георгиевской улице двухэтажный на каменном жилье дом, одноэтажный флигель, каменная лаборатория и деревянное надворное строение — оценкой 6000 руб. серебром.

Умер И.М. Яман около 1893 г. и здание Аптеки с усадьбой перешло к его вдове Амалии Федоровне Яман. Управлял аптекой провизор Карл Христофорович Матисен, его аптекарским помощником был Любим Иванович Яман.

На 1893 г. во Владимире было две аптеки — Старая аптека провизора Ямана, и Новая аптека провизора Брандта (с 1914 г. Левковича). Всего в губернии на 1893 г. имелось 26 аптек с правом вольной продажи лекарств (в 1888 в губернии всего 25 аптек).

В 1896 г. наследникам И.М. Ямана на Георгиевской улице принадлежал двухэтажный полукаменный дом с надворным жильем, кухней и прачечной, каменная лаборатория, надворное строение, фруктовый сад и деревянная беседка — оценкой в 4970 руб.

15 декабря 1898 г. Амалия Федоровна продала Аптеку и всё владение провизору Михаилу Константиновичу Мацкевичу, владевшему до этого аптекой в г. Москве, а во Владимире открывшему Аптекарский магазин на Б. Московской улице. В штате Старой Аптеки на 1899 г. состояли: управляющий Аптекой провизор Вацлав АдольфовичПаздзерский (белорус, католик), 2 аптекарских помощника (католики литовец Буковский и белорус Грибовский) и 1 ученик (русский Иван Богословский).

В 1915 г. аптекой владел еврей Сточик, который летом 1916 г. продал ее провизорам Исааку Марковичу Татарскому и Иосифу Ивановичу Маяковскому.

В 1918 г. Старая Аптека была национализирована и передана в ведение Городского Совета народного хозяйства. В описи имущества Аптеки, составленной комиссией Совнархоза 5 октября 1918 г. значится: при входе в аптеку 2 фонаря и лампочка, в прихожей диван и лампочка со звонком. В здании большой зал (в котором 8 шкафов с лекарствами и парфюмерией в маленьких выдвижных ящиках, две стеклянных витрины с полками, две конторки, два дивана, одна касса, трое весов со стойками, лесенка, часы, икона, печка, пультер), кабинет аптекаря (письменный стол, письменный прибор, счеты, пресс со шкафчиком, три кресла, телефон, этажерка, пять шкафов, корзинка для бумаги), перегонная комната, стеклянная комната, дежурная комната с двумя кроватями, запасная комната, две кладовые (где хранились кислородные подушки, машинки для пилюль, шкафы для кислот и эфирных масел и 133 ящика с различными травами); в подвале шкафы для пробок и готовых мазей и старые вещи; на втором этаже жилые комнаты

В нижнем этаже здания была открыта Первая советская аптека и Аптекоуправление, на втором этаже Райпотребсоюз.

10 января 1923 г. управляющим Первой Советской аптекой был назначен зубной врач М. Чернов-Шапиро, он работал в качестве ассистента, рецептора и заведующего. В аптеке работало еще 18 человек служащих (из них 4 фармацевта и 9 – исполняющих обязанности фармацевта).

В 1930 г. помещение аптеки внутри было расширено за счет соседних помещений.

В 1938 г. в аптеке работали фармацевты Костюковская Ольга Григорьевна и Сергеева Наталия Ивановна, и техническая служащая Рождественская — все со стажем работы по 20 лет. Все трое были награждены грамотами и денежной премией к 20-летию Советского здравоохранения.

В годы Великой Отечественной войны на первом этаже здания находилась аптека, половину второго этажа занимали жилые комнаты для учащихся Фельдшерско-акушерской школы Народного комиссариата здравоохранения (ул. Музейная д.1).

Оставьте свой отзыв